Тема малых закупок, их специфика — многогранное явление с массой нюансов


Авторская статья Арины Гоцуляк, эксперта-аналитика проекта-исследования «Малые закупки. Три рубля — не деньги?!», директора Союза экспертов тендерной стратегии.

Малые, но тоже закупки

С некоторых пор малые закупки, облачившись в законодательные догмы, превратились для заказчиков и поставщиков в регулярную головную боль. Наблюдая за этим сегментом тендерной системы, решая множество проблем, связанных с такими процедурами для поставщиков, я даже однажды вывела свое определение сути малых закупок. Заказчики вынуждены были отказаться от прямого функционала подразделений АХЧ и делегировать их полномочия своим контрактным службам, а поставщики, таким образом, превратились в толпу маленьких завхозов на фрилансе.

Накладные расходы не меньше

Мои маленькие завхозы малые закупки не любят, но участвуют. Тут курочке, которая по зернышку клюет, чтобы насытиться, нужно клевать до потери клюва. А между тем каждое зернышко при поставке имеет почти тот же набор необходимых затрат, накладных расходов, что и вагон зерна. И если в госзаказе по 44 ФЗ для поставщика все просто и понятно, есть ряд мер, которые его поддерживают и защищают, то в малых закупках по 223 ФЗ, в коммерческих закупках ситуация весьма неоднозначная. Уровень доверия поставщиков к зоне действия 44-ФЗ значительно выше, чем к зоне действия 223-ФЗ.

Всякий раз, изучая очередной годовой отчет Минэкономразвития о результатах применения 223-ФЗ, за сухими цифрами статистики я вижу своих маленьких завхозов, которые волею бюрократических невыполнений законодательных норм и нормативов ответственными чиновниками, брошены на амбразуру выживаемости своего бизнеса. Если еще добавить картинку статистики закрытых ИП, ООО в последние годы, то мы увидим парадокс системы малых закупок воочию. Эта система просто сметает с пути небольшие производственные компании, которые много лет выживали за счет регулярных малых поставок заказчикам, но в тендерной системе они оказались неконкурентоспособными с крупными профильными компаниями (не всегда, кстати, производственными, а чаще даже посредническими).

Спасение – закупки у единственного поставщика

Спасением тут является привычка заказчика работать с проверенным поставщиком. Потому мы наблюдаем, какими темпами растут объемы закупок у единственного поставщика, и увеличивается количество «иных способов» закупок, проводимых заказчиками по 223 ФЗ. Эти новые способы определения поставщика, вынужденная маскировка заказчиков, вынужденных прятать своих маленьких завхозов от многочисленных контролеров под паранджу. Справедливости ради замечу, что изобретение «иных способов» не всегда намеренно, очень часто это вызвано техническими проблемами размещения заказа в ЕИС, о проблемах работы с которой не высказался только ленивый.

Но смотрите в чем соль. Закупки у единственного поставщика и «иные способы» позволяют работать на рынке малой части «завхозов». Скажем так, задействован самый нижний, тактический уровень армии — батальон «счастливчиков». А остальных «завхозов» стратегический уровень армии в виде войскового штаба выбросил на поле боя воевать за эту пищу и, если повезет, клевать зернышки.

И вот тут в армии маленьких завхозов начинаются брожения. Часть, изучив ТЗ, посчитав затраты на поставку и обнаружив финансовые риски, понимает, что для них малые закупки — это торги без стимула. И даже если поставщик состоит в пуле партнеров заказчика, прошел когда-то предварительный отбор, но в проекте контракта нет четких финансовых преференций, он не идет участвовать в тендер.

Почему они отказываются?

«Я не спонсор!» — говорит маленький завхоз, изучая безавансовый проект контракта малой закупки с годовым сроком исполнения. Он понимает, что экономическая ситуация в государстве зыбкая, политические решения непредсказуемы, а подписав контракт, он будет обязан поставлять в срок продукцию или услуги по фиксированной цене контракта. Проанализировав риски, просчитав финансовые затраты на исполнение, погрустив о «замороженной» на счете заказчика сумме исполнения контракта, вспомнив о логистических расходах, растущих аппетитах и барьерах для производственных компаний при прохождении системы сертификации, курсе правительства на импортозамещение, поставщик откажется от участия.

Метод постоплаты является основным препоном для положительного решения поставщика.

Еще один нюанс – цена и комплектация малой закупки. Заказчики — тоже люди, причем, волею директив и постановлений, оказавшиеся в своей контрактной работе словно в проекте «За стеклом», где за каждым их движением наблюдает сотня глаз контролеров. А вот на этапе подготовки закупки за ними никто не следит в том смысле, что никто не проверяет — реально был составлен запрос цены в реальной компании или данные взяты в интернете. Заниженная НМЦК на основе старых прайсов — обыденность малых закупок. Низкие цены в условиях тендера на самом деле поощряют «серые» схемы ведения бизнеса.

А если еще контрактный специалист составил ТЗ, собрав туда все с миру по нитке, все потребности своей компании, к примеру, в расходных материалах, то поставщики вынуждены удивляться и тоже отказываться от участия. Невозможно профильной компании, производящей моющие средства (мыло, стиральный порошок) в рамках контракта взять попутное обязательство заправлять картриджи. Или поставлять на праздники и торжественные даты букеты цветов. Или придется заводить пул субподрядчиков и нервничать по качеству их товара или услуг, ибо ответственность по исполнению контракта лежит на том, кто подписал контракт, а не на том, кто привлечен как субподрядчик.

Демпинг

Но все эти факторы уступают чудовищному демпингу, который мы наблюдаем не только в сегменте малых закупок, но в закупках в целом. В ряде регионов, которые оказались в особо депрессивной экономической ситуации, демпинг — единственная возможность для поставщика хоть как-то пополнить свой расчетный счет. Опуская ценовую планку ниже себестоимости, поставщик надеется на «авось»: вдруг завтра я выиграю крупный тендер и перекрою этот минус.

В батальоне таких плохих завхозов нет счастливчиков. Рано или поздно они оказываются в РНП, по неисполненным контрактам начинаются судебные тяжбы. Но это все случится в будущем, а в момент закупки демпингующие поставщики уже победили. Оставив в проигрыше и добросовестных поставщиков, и заказчика, и общество, в целом. Как граждане, мы водим в детсады и школы своих детей, которых кормят и даже травят некачественной пищей по демпинговому контракту, рушатся построенные здания, мосты, в колдобины превращаются отремонтированные дороги, в больницы поставляются некачественные лекарства и прочие негативные последствия демпинговых закупок. Комплекс несовершенства закупочной деятельности в итоге ухудшает качество жизни.

Чужие здесь не ходят

Эксперты тендерной системы отчетливо видят, что конкуренция в области закупок в последние два года не просто не увеличивается, а уменьшается. Система «чужие здесь не ходят» давно распределила основные рынки за устоявшимися поставщиками. В условиях кризиса новые качественные поставщики в тендерный рынок практически не входят, для запуска в систему нужны стартовые финансовые вложения, барьер входа на эти рынки для новых предприятий крайне высок. Эти факторы снижают уровень конкуренции.

Зачастую масла в огонь подливают и сами заказчики, заявляя в тендерной документации непомерные требования к поставщикам. Например, нотариально заверенные документы, сертификаты в заявке на каждый вид продукции.

Несколько лет назад был характерный случай закупки одной компанией новогодних подарков детям своих сотрудников. Все бы хорошо, социальная составляющая и все такое, но в ТЗ был обозначен состав каждого подарочного набора. И на каждое наименование конфет, печенья и прочих лакомств в подарке, заказчик затребовал предоставить отдельный сертификат. К сведению, на тот момент сертификат на одно наименование стоял 9 тысяч рублей. Эта «золотая» закупка не состоялась, хотя проводилась она, кстати, по программе партнерства в пуле утвержденных предварительным отбором поставщиков.

Этот пример показывает непредсказуемость действий заказчика для поставщика. На практике МСП не имеют экономических стимулов к участию в программах партнерства. Зачем тратить время, ресурсы на вхождение в пул поставщиков, если заказчик потом пригласит к участию в такой вот заведомо неадекватной закупке? Более того. Реестр партнеров не дает МСП преимуществ в отношении корпоративных закупок. Партнерские программы не отнести и к механизмам деловой репутации поставщиков, ибо членство в пуле не является доказательством добросовестности поставщика и не говорит о качестве его услуг.

Проблемы все те же

Так или иначе, основные проблемы малых закупок можно условно обозначить как системные и организационные проблемы организации государственных закупок, на которые наслаивается специфика проблем МСП.

Необоснованно высокая или низкая НМЦК, участие компаний, аффилированных с заказчиками, подтасовка результатов, демпинг цен подставными поставщиками заказчика, заведомо невыполнимые условия контракта и многое другое, что мы называем коррупционной составляющей закупок, ведет к снижению мотивации участия добросовестных поставщиков.

Политика тарифных планов ЭТП в отношении поставщиков в рамках закупок по 223 ФЗ зачастую тоже является финансовым препоном участия для МСП.

Для маленького завхоза малая закупка становится большой в расходах: купи электронный ключ в удостоверяющем центре, купи тарифный план у ЭТП, купи систему документооборота, чтобы получать от ЭТП закрывающие документы по финансовым операциям на счете, заплати обеспечение заявки, заплати обеспечение контракта, закупи все, что нужно для производства товара или услуг по исполнению контракта, заплати налоги, пошлины, сертификацию, логистику и т.д. И жди, когда тебе вернутся вложенные средства, и когда заказчик выполнит свои обязательства по расчетам за оказанные услуги или поставку продукции. Если заплатит, поскольку недобросовестных заказчиков в системе коммерческих закупок и закупок по 223 ФЗ достаточно много. Более того, наметилась тенденция и в закупках по 44 ФЗ, когда госзаказчики пополняют бюджет за счет поставщиков. Это очень тонкая игра на грани юридического фола, но прецеденты имеются. Особенно часто в тех малых закупках, которые в ряде регионов в силу технических особенностей и коррупционной составляющей никак не перейдут в статус электронных.

К примеру, у некоторых заказчиков много стимулов «потерять» проект контракта, который в течение 8 дней поставщик обязан подписан в запросе котировок, если заказчик видит небрежность поставщика-победителя и обеспечение оплачено без оформления банковской гарантии, средствами поставщика. Сдали пакет из подписанного контракта, Выписки ЕГРЮЛ, платежного поручения по обеспечения контракта и не отметили сдачу. Дальше схема ФАС-РНП. Как правило, решением ФАС по жалобе заказчика поставщик, заплативший ОК в срок, все время бывший на связи с заказчиком и подтверждающий это перепиской, распечатками, иными документами, в РНП не попадает. А вот обеспечение ему не возвращается, как и контракта поставщик лишается.

Вывод из оборота МСП финансовых ресурсов на затраты по исполнению контракта очень опасен для компании.

Практика приемки товаров или услуг по контракту тоже несет финансовые риски для поставщика. Акт приемки зачастую зависит от человеческого фактора, настроения специалиста, принимающего товар или услугу. Понравилось-не понравилось, «ой, а вот тут на конверте пятнышко размером с миллиметр», «ой, а вот тут на коробке маркировка стерта», «ой, а вот тут в букете цветов точно был листочек на стебле, куда делся, везите другой товар».

Резюме

Резюмируя спич, проблем в малых закупках немало. Минусов больше, чем плюсов. Но без них не обойтись ни заказчикам, ни поставщикам. И зависеть эта система, по-прежнему, будет от статусных государственных решений в сфере закупок и смежных отраслях. А государство в глобальном срезе макроэкономики все же заинтересовано, чтобы маленький завхоз на фрилансе стал большим, надежным и качественным поставщиком.

Страница проекта

Недавные публикации в СМИ