В статье аналитического журнала Дело рассказывается о темных ходах в системе торгов госкомпаний. Об особенностях закупок по 223-ФЗ.
О компании

Стратегическое управление
закупками или как повысить
эффективность

Читать статью
 

Маски тусклы

В системе торгов госкомпаний по-прежнему масса «черных ходов», по которым можно обойти требования закона и здравого смысла. После анализа сотен контрактов вывод складывается сам собой: у каждого заказчика есть свои «любимые» поставщики, но компаний, лидирующих на рынке в целом, нет. То есть работают «со своими».

Кухонное помеще­ние должно быть оборудовано всей необходимой для приготовления пищи посудой; столовым, чай­ным и кофейным сервизами. В комнатах предусмотрены современные телевизоры диагональю не менее 81 см» — требования компании «Газпром трансгаз Самара» к москов­ской съемной квартире для аскетичных сотрудников суровы и бескомпромис­сны. Находиться жилье должно не даль­ ше 350 метров от высотки «Газпрома» в Черемушках. На проживание своих работников в командировках самарская компания потратила в 2014 году 3 млн рублей – зато, наверное, сэкономила на автомобилях. А они госкомпаниям обыч­но обходятся недешево, поскольку все предпочтения в классе люкс: Lexus, Land Cruiser

Удивляться расходам госкомпаний на сервизы, квартиры, машины и празд­ничные мероприятия мы уже привыкли. Так же как и обстоятельствам тендеров, которые проводят такие компании. На­ пример, тому, что в закупках можно встретить «путешественников во време­ни» – они подают заявки раньше объявле­ния конкурса или, наоборот, объявляют конкурс с уже истекшей датой подачи зая­вок. Но сервисы и машины — хоть и яр­кий, но все же относительно узкий канал расходов. Гораздо интереснее картина в поставках строительных услуг и оборудо­вания, где счет идет на сотни миллионов. По 223-ФЗ («О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц») госкомпании отчитываются с 2012 года, но раскачивались они медленно, и только по итогам 2014 года можно вос­становить более-менее понятную картину рынка, который сформировался вокруг этих распорядителей сотен миллионов. В этом году «Дело» впервые публику­ ет рейтинг компаний, закупающихся по Федеральному закону №223, и их постав­щиков. Что обнаружило «Дело» в списках покупок госкомпаний и кто лучше других скользит по нескончаемой финансовой волне, летящей по километрам поволж­ских трубопроводов?

Теория двух рукопожатий

«Качество данных, раскрываемых компа­ниями по 223-ФЗ, низкое, информации в карточках закупок и контрактов значи­тельно меньше, чем в прошлом году», — печалится создатель портала «ГосЗатраты» Иван Бегтин. Почему так происходит, хотя закон работает с 2012 года и время отработать раскрытие информации по нему у компаний было?

Отчасти «слепых пятен» много из-за ограниченности самого закона. Его действие распространяется на госкорпо­ рации, компании с долей участия госу­ дарства не меньше 50%, естественные монополии, автономные учреждения фе­дерального уровня и организации, кото­рые занимаются регулируемыми видами деятельности, то есть поставкой комму­нальных ресурсов. Также под действие за­кона попадают их дочерние и «внучатые» компании – те, долями в которых владеют дочерние. Однако компании, которыми государство владеет через три-четыре «поколения», раскрываться уже не обяза­ны. В Самарской области это, например, почти весь куст предприятий «Роснефти». Также закон регулирует закупки автоном­ных и бюджетных учреждений и муници­пальных компаний, но не некоммерче­ских организаций.

Ограничен и набор документов, ко­торые госкомпании должны публиковать. В открытом доступе должны размещаться планы закупок на год (на пять-семь лет, если речь идет о высокотехнологичной или лекарственной продукции), положе­ние о закупках, закупочная документация и итоговые протоколы, а также все из­ менения к ним. Главное же, что прямого предписания раскрывать поставщиков в законе нет. Как правило, названия контр­агентов фигурируют в итоговых прото­колах, однако если закупка производится у единственного участника, то он может быть не назван. Коррупционную состав­ляющую или неэффективные траты эти меры не предотвращают. Почему — во­прос, возможно, риторический. «Ком­паниям, которые перевели на 223-ФЗ с 94-ФЗ, отчасти развязали руки — теперь они могут закупаться, как хотят, главное, чтобы делали это в соответствии с их по­ложениями о закупках», — разводит рука­ми Сергей Юров, эксперт создающей за­купочные системы компании «Фогсофт».

Деньги из труб

По грубым подсчетам, в 2014 году общая сумма закупок самарских госкомпаний, естественных монополий и организа­ций, осуществляющих регулируемые виды деятельности, составила более 60 млрд рублей. В общем объеме ВРП Са­марской области, если прогнозы МЭРИТ оправдались и он в 2014 году достиг 1055 млрд рублей (официаль­ной отчетности пока нет), это более чем существенная сумма — около 5%. По данным компании Rights объем закупок по 223-ФЗ в целом по России вдвое больше, чем по 44-ФЗ («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муници­пальных нужд»).

Среди самарских заказчиков по 223-ФЗ доминируют ресурсоснабжающие ор­ганизации (15 предприятий) и компании с федеральным участием (девять пред­ приятий). Безусловный лидер – Волжская ТГК: сумма ее заказов в 2014 году превы­сила 17,5 млрд. Такие большие объемы возникают потому, что зарегистрирован­ная в Самарской области головная компа­ния разыгрывает контракты и для своих филиалов в Приволжском федеральном округе. На втором месте – «Транснефть-Приволга» (в прошлом «Приволжские магистральные нефтепроводы»), которая также проводит закупки для филиалов в Бугуруслане, Волгограде и Саратове. Сум­ма ее заказов составила более 16,9 млрд рублей. Занявший третье место РКЦ «Прогресс» (принадлежит Правительству РФ через «Росимущество») заключил кон­трактов примерно на 6,6 млрд рублей.

Компаний, в которых доля принад­лежит Самарской области или муни­ципальному образованию, в рейтинге «Дела» оказалось шесть. На седьмом месте принадлежащая области через ми­нистерство имущественных отношений Самарская региональная энергетическая корпорация, сумма ее закупок в 2014 году превысила 2,6 млрд рублей. Ее дочерняя компания «СамРЭК-Эксплуатация» — на 18-м месте с закупками более чем на 274 млн рублей. На 16-м месте находится тех­нопарк Самарской области (290,9 млн), на 23-м — «внучатая» компания мини­стерства транспорта Самарской области ПСК «Долина», выступающая заказчиком строительства технопарка «Жигулевская долина» (150 млн рублей). Также в рей­тинге присутствует «внучатая» компания правительства области «Самарский реч­ной порт» (25-е место, 143 млн рублей). На 28-м — Тольяттинский завод по пере­работке твердых бытовых отходов (96 млн рублей).

В рейтинг «Дела» не попали филиа­лы многих компаний, например, РЖД или Сбербанка, поскольку зарегистрированные в Москве головные компании проводят закупки для всех филиалов. Также через московскую управляющую компанию корпорации «Ренова» — «Аэропорты регионов» — проходят за­купки аэропорта Курумоч.

Управляй мечтой

Множество закупок, необходимость которых можно поставить под сомне­ние, интересует только общественных активистов. Их проще всего «отловить» и легче проанализировать. Например, Общественный Народный Фронт регу­лярно взывает к чувству меры руководи­телей дочерних компаний «Газпрома» и филиалов «ФСК ЕЭС», которые обзаво­дятся автомобилями премиум-класса и коротают время в VIP-залах в аэропортах. Самарские госкомпании, конечно же, не исключение.

Аппетиты руководства большинства региональных госкомпаний оригиналь­ностью не отличаются. Большинство мечтает о служебных автомобилях, при­ чем наибольшей популярностью поль­зуется Toyota. Автомобили этой марки в прошлом году закупили пять компаний. «Трубопроводная строительная дирек­ция» приобрела Land Cruiser Prado за 3,4 млн рублей и Land Cruiser за 3,72 млн. «СамРЭК» заказал Land Cruiser за 3,4 млн рублей. «Самарские коммунальные систе­мы» при покупке Land Cruiser Prado уло­жились в 2,2 млн. «Газпром межрегионгаз Самара» приобрел Highlander за 2,16 млн, «Корпорация развития Самарской об­ласти» закупила Camry и Venza общей стоимостью 2,9 млн. Самые скромные аппетиты у «Самарских распределитель­ных сетей», им достаточно Toyota (без уточнения модели) за 800 тысяч. Руковод­ство «Транснефть-Приволги» предпочита­ет Lexus, в 2014 году компания приобрела пару машин за 9,9 млн рублей.

Сотрудники «Газпром трансгаз Са­мары», монополиста по транспортиров­ке газа, возглавляемого Владимиром Субботиным, не бедствуют в столичных командировках. Например, прожива­ние в Москве обошлось фирме в 3 млн рублей. Согласно закупочной документа­ции, в арендованных квартирах должны были быть, например, телевизоры с диа­гональю 81 см, посудомоечная машина, а также столовый, чайный и кофейный сервизы. Кроме того, в 2015 году «Газ­ промтрансгаз Самара» запланировала более 600 обедов, завтраков, кофейных пауз и ужинов, как обычных, так и празд­ничных. На них будет затрачено около 7,9 млн рублей.

«Транснефть-Приволга» на 1,77 млн рублей отметила день работников нефте­ газовой промышленности, около 1,5 млн стоила компании покупка живых цветов, 1,53 млн – заказ фирменной продукции.

В будущем при проведении подоб­ных закупок компаниям, возможно, хотя бы придется обосновывать их необходимость. Во всяком случае именно такие поправки в 223-ФЗ обсуждает Правительство РФ. У нововведений есть и против­ники. «Госкомпании тратят свои деньги и должны приносить прибыль. Необходимо сохранить возможность для заказчика учитывать свою специфику и потребно­сти при проведении закупок», — считает Казанцев. С ним согласен и Сергей Юров. «По большому счету, план закупок, поло­жение и уж тем более информация о том, с кем, когда ты заключаешь договор — коммерческая тайна. Вряд ли кто по своей воле предоставил бы конкурентам такую исчерпывающую информацию о внутренней кухне своих закупок», — счи­тает он. Постепенно внедряется и обяза­тельная доля закупок у малых и средних предприятий. Уже с 1 июля этого года вступят в силу изменения, касающиеся участия малого бизнеса. Правда, коснет­ся это не всех. Закупать продукцию на сумму не менее 50 млн у субъектов мало­го бизнеса обяжут только заказчиков с оборотами более 10 млрд рублей.

Впрочем, все эти нововведения мало что изменят, пока контроль за испол­нением закона лишь простая формаль­ность, а лица многих поставщиков по-прежнему в масках.

Читайте полную версии статьи в PDF файле »
Отзывы клиентов Наши решения Как мы работаем